Выбор редакции

Популярное

Выбор читателей

Такие люди
Читать 6 минут

Brainstorm: новое наступление на Восток

Игорь Мейден
2 ноября 2016, 19:41
2 ноября 2016, 19:41

Знаменитая латвийская группа, с которой выступают и записываются «Би-2», «Мумий Тролль», Земфира, Гришковец и очень многие другие, призналась: мы изначально так рвались на Запад, но действительно приняли нас в России.

uPages. Игорь Мейден. Brainstorm: новое наступление на Восток

Недавно «Brainstorm» (по-латышски — «Prata Vetra») отметили свое 25-летие и выпустили сингл «Little Raindrops»: его записала вместе с Дэвидом Брауном из американской группы «Brazzaville». Ранее песня уже стала популярной в России, но на русском — «Пропуск» — из альбома «7 Steps of Fresh Air», изданным группой в Латвии специально для страны-соседки. С некоторых пор она в России своя на все сто и уже не менее любима, чем на родине, где собирает на концерты стадионы поклонников. А страны Запада, которые тоже давно знают о «Brainstorm», например, после ее совместных выступлений с «Rolling Stones» и больших турне, оказались не столь открыты для музыкантов — хоть и из европейской, но все равно такой далекой Латвии. 

«Все началось с веселой музыкальной аферы»

— «Brainstorm» только что четверть века исполнилось. Оглядываясь назад, какими себя вспоминаете? Вы вместе начали играть еще в школе, в небольшом городке Елгава в латвийской глубинке, а сейчас легко «делаете» даже стадионные группы коллег по музыкальному цеху в той же России.

— Да, редко, когда столько лет сохраняется группа как таковая и ее участники не расходятся, например, со своими сольными проектами. Мы смогли остаться именно группой. И, когда оглядываемся назад, чувства у нас самые светлые. Думаю, нам сильно повезло, когда еще в елгавской школе начали эту музыкальную и не совсем осознанную аферу! Для нас большое счастье, что людям нравится музыка, которой, на самом деле, мы когда-то занялись в школе лишь потому, что больше толком нечем было.

У нас была мечта — «попасть на MTV», после чего, как мы точно знали, любые двери обязательно открылись бы

Такая недостижимая мечта для школьников из небольшого городка. Ну, а для начала неплохо было бы попасть хоть на музыкальную передачу на латвийском телевидении «Varaviksne» (в переводе — «Радуга»). Такие нехитрые у нас были желания в то время.


— В прошлом году вышел фильм «Brainstorm. Между берегами». Там вы рассказываете, изначально записывали многие песни на английском языке, чтобы пробиться на Запад и прославиться там, но в итоге своими стали на Востоке.

— Россия приняла нас как своих. Но у нас всегда так было: едем на Восток, в Россию, — и нам все понятно, а на Запад — другая история. Даже после выступления на «Евровидении» в 2000 году хотя, казалось бы, и открылись ворота на Запад (прокатились с турне по Скандинавии и центральной Европе), но не было такого радушия, как в стране-соседке.

— Когда именно вас стали узнавать в России? С какой песни?

— Мы к такому узнаванию шли постепенно. Так, вдруг стала особенно популярна песня Maybe, потом нас многие начали узнавать после выступления на «Максидроме» в 2002-м. Вскоре от группы «Би-2» поступило предложение записать вместе песню «Скользкие улицы». Шура мне тогда сказал: она точно станет хитом! Так и произошло — и в России, и в Латвии.

— Да и в Латвии мы очень-очень постепенно стали любимы, — присоединяется к разговору гитарист Янис Юбалтс. — И это, думаю, правильно — когда постепенно, а не вдруг «проснуться знаменитым». Последнее рискованно, поскольку потом часто — и резко — бывает так: «он заснул знаменитым, а проснулся неизвестным».

Brainstorm — Maybe

В Латвии же двуязычное общество. Мы выросли в советское время, с русскими друзьями в футбол играли, воспитывались в общей для всех культурной среде: и книги одни читали, и фильмы одни любили, и замечательные мультики до сих пор пересматриваем.

— И мы пропитывались общей в те годы музыкой, которую слушали дома, на даче, на дискотеках. Помню, пластинку «Черный альбом» Цоя вообще до дыр заслушали, — точно так же, как заслушивали фанаты Виктора в России, — замечает Ренарс Кауперс.

— Неоднократно слышал от знакомых из России, что «Brainstorm» чем-то похожа на «Мумий Тролль», вас, Ренарс, с Лагутенко сравнивали.

— Из всех российских групп «Мумий Тролль» стала первой, с которой мы подружились, а потом выступали не раз вместе с Ильей Лагутенко, — отвечает Ренарс. — И запели по-русски именно с подачи Ильи.

— Помнишь, как ты мне сказал после первого концерта «Мумий Тролль» в Риге, году в 1997-м, что на сцене похож на Илью? — говорит Янис.

— Было дело, — признается Ренарс. — Тогда мы с Ильей и стали общаться: нас познакомил Алекс Дубас (в то время он работал ведущим на популярной в Латвии русской радиостанции «SWH+», а теперь, уже много лет живет в России и чем только не занимается, — И.М.). Илья решил записать альбом с песнями групп с постсоветского пространства, и туда вошла наша «Kur ir mana lidmasina» (в переводе — «Где мой самолет») давно популярная в Латвии. Но для Ильи мы ее записали на русском и сделали новую аранжировку. Такая была попытка петь по-русски. И нам понравилось.

Но еще больше россиян о нас заговорили после записи песни «Гори, гори ясно» — для саундтрека мультика «Снежная королева». Ее записали по совету Миши Козырева. Потом она вошла в альбом «Чайки на крышах» (его записали специально для России, а латышская версия диска называлась «Vel viena klusa daba»). Альбом быстро достиг 4-го места в «Чартовой Дюжине» на «Нашем радио». И с тех пор мы уже окончательно решили: в каждом альбоме обязательно должны быть песни на русском!

uPages. Игорь Мейден. Brainstorm: новое наступление на Восток. Фото 2

— Вместе с Евгением Гришковцом вы исполняли песню «На заре», теперь очень известную в России. Что-то еще с ним планируете?

— Работа с группой «Бигуди» и Женей Гришковцом — особая строка в биографии, — продолжает Ренарс. — Только вначале мы записали с ним «Песню», которая вошла в альбом «Бигуди», а «На заре» — уже вторая совместная. И «На заре» слушатели приняли прекрасно: мы ее обязательно исполняем всегда и в Латвии, и в России. В этом году планируем еще поработать с Гришковцом, а также с грузинской группой «Мгзавреби» (долго учился выговаривать это слово!), с которой Женя теперь крепко дружит. Почему бы не сделать такое трио: на русском, грузинском и латышском? Вот только что эта идея пришла! Еще в этом году явно продолжится сотрудничество с Земфирой, вернее, с группой ее племянников «Учпочмак». В первый раз меня позвали исполнить с группой «мужские партии», и потом мы выступали на двух фестивалях — в Москве и Нижнем Новгороде. Кроме того, обязательно продолжим что-то делать вместе с Дэвидом Брауном из американской группы «Brazzaville». Только что у «Brainstorm» вышел сингл «Little Raindrops», сыгранный вместе с Дэвидом, а вскоре выйдет альбом «Brazzaville», где прозвучит наша песня, специально записанная для него.

— В 2015 году у группы был тур по России. Запланированы ли в России концерты в будущем?

— В прошлом году тур по России не завершился, а только начался, и продолжится в нынешнем, — обещает Кауперс. — Альбом 7 Steps of Fresh Air оказался популярным, поэтому мы продолжим серию концертов. Хочется, наконец, добраться до Дальнего Востока да Сахалина. Уже в прошлом году мы заметили, что наши новые песни в России принимают с первого раза. Показатель! Обычно ведь как бывает: новые композиции послушают в зале, как-то отреагируют хорошо, но все равно ждут старых и любимых. А тут хорошо идут и давно известные, и только что выпущенные в свет.

В России нас вообще эмоционально принимают. Если в Латвии люди приходят на концерты и просто подпевают, танцуют, то в России еще и придумывают что-то, какие-то флешмобы устраивают. Во время исполнения какой-то песни мы вдруг видим, как множество людей, словно по команде, достали компакт-диски — и махали ими, однажды поклонники напечатали наши фотографии (причем, какие-то совсем архивные) и их в определенный момент подняли — тысячи человек в зале. Представляете?! А как-то во время одной из наших финальных песен на концерте ползала поклонников сложило из кусочков бумаги огромную картинку — латвийский флаг — и «размахивали» им над головами: такая вот волна по залу катилась. Не описать, как нам было приятно!

— Можно говорить о какой-то принципиальной разнице — в выступлениях в России, Латвии и на Западе? Какие ощущения музыканта со сцены?

— Такие концерты очень разные, — говорит Янис Юбалтс. — Если в России и Латвии мы собираем стадионы или просто очень большие залы, то на Западе, как правило, играем в клубах, хотя и известных в рок-н-ролльном мире, но рассчитанных на 300−400 человек. Только не подумайте, что в той же Европе к нам ходят только приезжие с постсоветского пространства, полно и коренных жителей.

Хорошо, что мы выступаем на разных площадках, — это для профессиональных музыкантов важно: чувствовать зал и сцену — хоть маленькую, хоть очень большую. Всегда иные ощущения от концертов в разных залах. И, к слову, в небольших клубах часто концерты бывают еще более эмоциональными, чем в огромных залах. С апреля по май мы планируем выступать в Англии, Шотландии, Ирландии: самим интересно, как оно будет. К слову, в Шотландии мы ранее еще не играли.

Но если в России мы лучше понимаем публику, что люди говорят в зале или после концертов — что больше понравилось, то в европейских странах не всегда. По-русски мы и сленг хорошо понимаем, а с английским все сложнее. Вот я знаю, что россиянам нравятся одинаково и наша музыка, и тексты, а что больше цепляет в творчестве «Brainstorm» европейского слушателя, признаюсь, не в курсе. Но все равно, приятно, когда тебя любят и в России, и на Западе. Мы по-прежнему группа между двумя берегами. И оба нам дороги.

Игорь Мейден

Brainstorm — Ветер

Ещё в этой рубрике

uPages рекомендует