Выбор редакции

Популярное

Выбор читателей

Такие люди
Читать 5 минут

Кто делает Петербург красивым?

Игорь Зубов
1 декабря 2016, 13:28
1 декабря 2016, 13:28

Если российского классика Александра Герцена разбудили декабристы, то петербургского активиста Красимира Врански вывели из состояния «бытового равнодушия» подвыпившие хулиганы, которые палили в 2012 году из пистолета по пустым банкам прямо во дворе его жилого дома. Имена стрелков-дебоширов уже никто и не вспомнит, а вот очнувшийся петербуржец рассердился настолько, что собрал в итоге под знаменами «Красивого Петербурга» около 50 тысяч человек. Сейчас движение работает уже в 48 российских городах.

uPages. Игорь Зубов. Кто делает Петербург красивым?

Наш собеседник говорит, что активисты «Красивого Петербурга» не делают ничего особенного. Просто они считают себя порядочными гражданами своей страны, которые знают свои права, и исполняют обязанности. «В нашем обществе есть много проблем и их надо решать. Деятельность «Красивого Петербурга» — это как чистка зубов. Ведь каждый человек знает, что по утрам никто за него этого делать не будет», — начинает Красимир Врански, отвечая на вопросы о себе и о своем детище — движении, представленном в 48 городах и уже превратившимся в общероссийский тренд.

uPages. Игорь Зубов. Кто делает Петербург красивым?. Фото 2

С чего начинался «Красивый Петербург»?

— До 30 лет я был обычным офисным работником. Сейчас мне стыдно в этом признаться, но до «Красивого Петербурга» я не сделал ничего полезного для общества — просто работал, чтобы есть и одеваться.

Все началось с проблемы в моем доме, в котором в 2012 году открыли круглосуточный магазин по продаже алкоголя. Во дворе дома начали собираться пьяницы, они вели себя шумно, часто дрались. Дело дошло до того, что по ночам они стали стрелять из пистолета по пустым банкам. Тогда я собрал подписи таких же недовольных жильцов и отнес их в муниципалитет и полицию. Через две недели магазин закрыли. Как оказалось, на этом месте уже давно должна была появиться аптека. После этого я понял, что от граждан зависит многое. Немного погодя с помощью коллективных писем (в основном подписывались члены семьи Врански — ред.), мы разобрались с незаконными парковками машин на газоне у дома, а также навели порядок на детской площадке.

Борьба с нарушителями как-то изменила тебя?

— Для меня это был определенный эволюционный скачок, ведь я тогда вышел за рамки понимания ощущения «своего дома». Раньше я думал, что дом это «четыре стены», а оказалось, что он намного шире — это и двор, и улица (Красимир живет на улице Стойкости в Кировском районе — ред.), и весь город, и вся страна. Именно после осознания этого я создал «В Контакте» группу, назвав ее «Красивый Петербург». Постепенно стали появляться единомышленники. На первую инспекцию по выявлению изъянов отправилось всего два человека я и Стив Каддинс (сейчас один из координаторов движения), а уже через полгода группа выросла до 500 человек, после чего появилась идея создать общественное движение. В общем, начали с района, потом перешли на город, а теперь мы понимаем, что вся страна — это наш дом и любая проблема в России касается всех граждан.

В 2015 году за один день мы собрали 11 кг (!) бумажной рекламы притонов. Потом пошли на почту и отправили все это посылкой в Смольный на имя губернатора. В администрации Центрального и Кировского районов рекламный мусор мы принесли прямо на прием. Судя по реакции чиновников, они в первый раз увидели, что в городе есть подобные проблемы. Недавно с помощью полиции закрыли в центре города квартиру, в которой проживало восемь мигрантов, распространявших рекламу интим-салонов.

А название «Красивый Петербург» сам придумал?

— Да, ведь мне очень хочется жить именно в таком городе, чувствовать достаточно высокий уровень культуры! Ведь Петербург уникален и принадлежит не только нам, но и всему человечеству, и поэтому на жителях лежит особая ответственность — сохранить город. За все эти годы за название нас критиковали только один или два раза.

Несмотря на то, что Красимир Врански большую часть своей жизни прожил в Петербурге, родился он в Болгарии на родине отца. Его родители, познакомились еще в Ленинграде (отец преподавал в Технологическом университете — ред.), потом уехали в Стара Загору, а после вернулись в СССР. «Отец у меня добрый, а мама, она родом из Приднестровья, справедливая и очень упорная», — характеризует родителей Красимир.

Сила воспитания, хорошего примера может что-то изменить в бытовой культуре в лучшую сторону?

— Я помню свое раннее детство (родился Красимир в 1981 году) и тогда если кто-то окурок на улице бросал, прохожие могли ему сказать, что так делать нельзя. А сейчас происходит какое-то мегарасслоение, многие от отчаяния «дуют в тряпочку», думая про себя, что в одиночку не могут ничего сделать.

Если у человека, например, не до конца отремонтирована квартира, он может требовать чистоты на лестничной площадке, на улице, в городе?

— Современный человек живет в ритме, который часто не позволяет ему делать все по порядку. Я, например, уже полгода не могу доклеить у себя дома обои. Мне стыдно, но на это катастрофически не хватает каких-то шесть часов!

А тебе самому приходилось кого-то перевоспитывать?

— У меня был такой случай, когда мы защищали от застройки Южно-Приморский парк и устроили народный сход. Когда мы обсуждали эту проблему в интернете, нас все время обливал грязью один человек, он обвинял нас в пиаре, в том, что ничего полезного мы не делаем. Обычно я на такое не реагирую, а тут меня что-то зацепило. Списались с этим человеком, оказалось, что он живет рядом со мной. Я ему объяснил, чем мы занимаемся, и тогда он сам составил текст петиции, собрал подписи и передал их губернатору. Помогал он нам и потом.

Чем занимается «Красивый Петербург», кроме борьбы за улучшение внешнего вида города?

— После того как кто-то из наших активистов озвучивает появившуюся реальную проблему, мы приступаем к ее решению. Проблемы могут быть из самых разных областей, связанных с городской средой: градозащита, экология, урбанистика, общественный транспорт. У нас есть также еще один проект — «Петербургский гражданин», в нем мы занимаемся всей городской проблематикой. Наши активисты занимаются всем этим бесплатно в свободное от работы время. Обычно акции проходят в субботу и воскресенье или вечером в будние дни.

Говорят, что ты собираешься баллотироваться в Заксобрание?

— Об этом говорят перед каждыми выборами, но у меня нет такого желания. В том же «Красивом Петербурге» у меня больше возможности изменить ситуацию, решить какие-то социально-значимые проблемы, используя в качестве инструмента тех же депутатов. А если бы я был среди них внутри фракции какой-либо партии, то попал бы в очень узкие рамки, и я бы отстаивал только лишь… линию партии. Мне это не интересно. А так, за предстоящими выборами я конечно буду наблюдать, буду голосовать.

А ты вхож в Смольный, например? Можешь прийти к губернатору для того, чтобы привлечь внимание к какой-либо проблеме?

— Отдельного входа в Смольный у меня нет (смеется). Да и некоторые чиновники считают активистов «Красивого Петербурга» непрофессионалами, не любят, когда мы люди со стороны учим их, заставляем работать. И это несмотря на наш штаб экспертов из 15 человек, в котором есть урбанисты, архитекторы, транспортники. Но чтобы держать нас подальше от Смольного в городе распространяются различные слухи. Например, рассказывают о том, что мой отец олигарх и именно поэтому я создал влиятельную общественную организацию (сейчас Красимир работает в одной из городских пиар-компаний, а ранее был логистом — ред.). А на самом деле отец у меня пенсионер, он любит рыбу ловить, грибы собирать. Когда я рассказал ему, что, «на самом деле» он строительный магнат, он здорово повеселел.

«Красивый Петербург» охватил большую часть России, а как насчет экспансии в другие страны?

— Планируем. До майдана хотели открыть представительства на Украине, но там сегодня другие проблемы. Возможно, договоримся с Белоруссией. В России мы представлены в 48 городах. Есть такие, в которых я никогда, наверное, и не побываю, но знаю, что люди там с нашей помощью уже делают жизнь лучше, занимаются вопросами транспорта, экологии, градозащиты. Нам надо, чтобы по-хорошему проснулось 3−5% активных граждан, на примере которых, я уверен, будет оздоравливаться все остальное общество.

Игорь Зубов

Другие статьи автора

Тоже люди С огнем на «ты»

Ещё в этой рубрике

uPages рекомендует