Выбор редакции

Популярное

Выбор читателей

Библиотека
Читать 1 минуту

И вечная весна

17.11.2016, 12:32

Когда мне кто-то говорит о зимнем море, мне сразу становится грустно, потому что я вспоминаю «Ассу» Сергея Соловьёва. Тот, кто смотрел этот фильм, никогда его не забудет, будь то плохие или хорошие воспоминания. «Асса» не может просто пройти мимо, не зацепив, а если это так, то у вас нет сердца или ума.

Когда я попросила моего дядю охарактеризовать этот фильм одним чувством, то он сказал: «Чувство утраты». И в моём сознании «Асса» неразрывно переплетена с зимней Ялтой и глубокой душевной скорбью по всем, кого уже нет.

Я — современница фильмов, после которых думать не о чем, но воспитанница тех, после которых не думать нельзя. И я считаю, что и моё поколение, и каждое поколение после меня должны знать «Ассу» и, главное, проникаться ею. Для современного состояния ума и души молодых людей проблемы этого фильма будут живым откликом в их сознании, потому что это фильм именно про молодость, про свободу и самобытность.

uPages. Наталья Евсюкова. И вечная весна

Молодость в «Ассе» — нечто незаметное и не требующее особого внимания, но тем не менее, весь фильм пропитан летящей юностью Алики и Бананана. Алика ищет хорошей жизни и находит её в объятиях богатого взрослого Крымова (чья любовь к героине, между прочим, искренна и является некой редкостью для него самого), но в Ялте, на берегу морского снега встречает Бананана. Молодость этого человека — его сущность, его девиз. И это понятно, потому что в самом начале фильма, когда в зал врывается Бананан в своём светлом костюме, в сознании появляется спокойное ощущение того, что это и есть юность в человеческом обличье, свободная и безусловная.

Свобода в «Ассе» — это все слова Бананана, все его поступки и вся его жизнь. Алика тянется к нему, потому что чувствует в нём это. Он свободен внешне и внутренне. Iron curtain, communication tube — это то, чего не могло быть в то время в сознании и жизни рамочного человека, что просто и ясно доказывает, что Бананан — вне рамок. Свобода в «Ассе» -это море как символ безграничности существования. Это вседозволенность в плохом и хорошем смысле. Это первый крик Бананана «Асса!» и заключительная песня Виктора Цоя. Свобода танцует в этом фильме от начала и до конца, и тот, кто хочет увидеть её, должен увидеть этот фильм.

Самобытность в «Ассе» — это пальмы в искусственном снегу в комнате Бананана, это его серёжка из фотографии и очки без стёкол, это его сны, это его образ жизни, его судьба. Если удаляться от героев, то это сам почерк Соловьёва, который меняется и всё же остаётся собой от фильма к фильму.

Сны Бананана — это то, чего я не видела ни в одном другом фильме. Мы наблюдаем в фильмах необычайные страны, диковинные цветы, долгожданные встречи, когда герою снится сон. Всё это исполнено мастерством компьютерной графики, и всё это похоже друг на друга до такой степени, что кажется аллюзией. В «Ассе» сон Бананана — это мой сон, твой сон, наши сны все вместе. Это яркие цветные картинки, сменяющие одна другую. Поначалу меня охватило замешательство, когда я увидела сон Бананана, а потом потекли слёзы, выливаясь восхищением и узнаванием. Это именно то, что нам снится — что-то недосказанное, смутное, но впечатывающееся в сознание какой-то тайной, которую наутро невозможно разгадать. И чтобы увидеть сон наяву, нужно посмотреть «Ассу».

Музыка в «Ассе» — это дань времени, это сокровище конца 20-го века, характеризация конца эпохи. И это лучшие песни, которые не смогут умереть ни в наше время, ни во время наших внуков. Это перемещение в прошлое, когда Цой ещё был жив и когда не было 21-го века.

Человек должен уметь не только смеяться, но и тосковать. И чтобы научиться этому (а научиться этому по-настоящему сложнее, чем научиться улыбаться), надо однажды увидеть своими глазами всё то, что написано выше.

Communication tube/ Кадр из фильма «Асса»
Communication tube/ Кадр из фильма «Асса»

Ещё в этой рубрике

uPages рекомендует