Выбор редакции

Популярное

Выбор читателей

Библиотека
Читать 1 минуту

Форсайт о сагах

11.11.2016, 15:33

uPages. Александр Константинов. Форсайт о сагах
Читателю — сто тысяч книг, автору — сто тысяч долларов

Революционная ситуация

Кипят, кипят страсти по книгам! Недовольны все. Авторы — низкой оценкой своего труда; издатели — падением спроса на книги; читатели — качеством большинства книг и высокими ценами. Налицо классическая революционная ситуация.

И каждый внутри себя прав. Но что происходит на самом деле? Правда ли, что книга умирает? А с ней и писательская профессия? Или умирает лишь бумажная книга? Виновата ли в этом книга электронная? Прогнозировать и спорить можно до опупения. Но есть другой путь увидеть будущее. Называется — форсайт. Это попытка заглянуть в будущее с привлечением большого количества разных участников. Почему бы нам не провести такое мероприятие? Попытаться понять тренды касательно книжных дел? А вдруг мы таки придём к общему знаменателю?

Казалось бы: чего тут сложного? Существует теория эффективного рынка, она говорит: если имеются потребности, рано или поздно рынок их удовлетворит наилучшим образом. Рынок должен — в многолетней перспективе — всё расставить по местам. Как и любые товары, будут книги хорошие и дорогие, и будет дешёвый сегмент без претензии на качество. У авторов будет стимул писать хорошо, у читателей будет выбор в системе «цена — качество». Ведь даже в советские времена книжный рынок работал. Кто постарше, помнит: в магазинах лежали недорогие книги — «хорошие и разные» (больше разные). Именно лежали.

А Булгакова можно было достать лишь на чёрном рынке — 80 рублей однотомник (это нынешние 10 тысяч!). Двухтомник Пикуля стоил 120 — 150 рублей. И брали! А сколько азарта доставляла охота за шедеврами!

Но всё поменялось. Сегодня мусор и шедевры идут по одной цене. Которой недовольны все (правда, по разным причинам). И что будет дальше? И вот тут-то я забуксовал. Всё, что последует — это гипотеза кустаря-одиночки, одно из предположений.

Бредятина?

Прорабатывая собственный вариант, я искал решение задачи: при каких условиях в будущем будет оправдано существование бумажной книги? Всё сходится лишь в одном случае. Если признать, что электронная книга — это не книга. В том смысле, что это не просто смена носителя, а новый вид литературного продукта. Согласитесь: иметь картину Рафаэля (или её добротную копию) и иметь возможность посмотреть на картину Рафаэля — разные вещи. Если бумажная книга — это товар, то электронная — услуга.

Расслоение

В случае разделения двух литературных продуктов мы получим идеальное решение. Да, электронная книга (точнее, изображение книги) уже сегодня стоит копейки, букридеры идут к тому же — на радость учителям, пенсионерам и просто любителям халявы. Но вовсе не дешевизна отделяет цифру от настоящей книги настолько резкой чертой, что позволяет говорить об отдельных видах искусства. Главное: цифра почти всегда разовый продукт; к ней обычно не возвращаются. А бумажная книга нужна в случае многоразового использования. А потому эти внешне похожие виды письменного искусства не конкуренты. И цифра не убьёт бумажную книгу. Она убьёт лишь плохую бумажную книгу. И это правильно.

Электронная книга вносит ясность: что есть что? Цифра может стать и братской могилой (для 99% написанного), и стартовой площадкой (для 1%). Цифра — это не убийца, она великий сортировщик. Интернет не обманешь. То, что пройдёт испытание цифрой, будет издаваться на бумаге. В том числе — на хорошей бумаге, в добротной обложке, с иллюстрациями, за тысячу (тысячи) рублей. Это — для настоящих ценителей. Как есть театралы, готовые платить тысячи за билет. Но не за просмотр спектакля по телевизору или в записи.

Рынок — это выбор

Итак, книжная пирамида. Огромная нижняя часть — весь книжный рынок, доступный всем и каждому в его цифровой ипостаси. Здесь глотают быстро. Что-то поглощают с удовольствием, другое пробегают по диагонали, третье бросают после первого абзаца. Испытательный полигон для новых авторов, смотровая площадка для читателей. Для большинства книг — первая и единственная форма существования. Чтобы прочитать книгу один раз, её не нужно печатать. И много платить за это не нужно.

А что же тогда на вершине пирамиды? Что окажется достойно бумаги? Классика? Да, но не вся. Бестселлеры? Тоже нет. Вспыхнет модный роман миллионными тиражами — а через десять лет о нём и не вспомнят. 99% бестселлеров вполне можно читать в цифре. А для издания и — главное — приобретения читателем бумажной книги должны иметься серьёзные причины.

Так какие же творения пробьются в высшую лигу?

Живые книги

Это не те книги, что читают, а лишь те, что перечитывают. Это любимые книги. Это книги, которые меняют нашу жизнь (как создать такую книгу — захватывающая тема, требующая отдельного разговора). Покаюсь: в моей библиотеке нет Достоевского, и Толстого тоже нет. Вот такая я скотина. А нет, есть немножко Толстого, правда, Алексея; да и тот Константинович — как частичка Козьмы Пруткова. А если я захочу перечитать «Войну и мир» (что навряд ли) — закачаю его в цифре.

Многие люди моего поколения любят Стругацких. Я тоже люблю. И перечитываю чаще всего «Понедельник начинается в субботу». Типичная живая книга. «Мастер и Маргарита», «Двенадцать стульев», «Похождения Швейка», Врунгель…

Частично это перекрывается с классикой, но полного совпадения не будет. В создании классических шедевров большую роль играют литературные критики. В создании одноразовых бестселлеров — издатели. А живые книги выбирают читатели — голосуя сердцем и кошельком.

Читатель и только читатель будет решать, какую книгу держать на полке. Чтобы в любой момент он мог вернуться к ней, любимой. С закладками и карандашными отметками. Погладить её, вспомнить забытый запах, перелистать, задержаться на иллюстрациях.

Понятно, что у каждого свои любимые книги. Но если миллионы людей перечитывают одно и то же — это живая книга!

Охотники за звёздами

В книжном мире рискуют все. Рискуют авторы, рискуют издатели и продавцы. Но рискуют и читатели: зря потерянным временем и деньгами. А главное ─ они рискуют прожить, не встретившись с новым Булгаковым, новым Ильфом и Петровым. А такие самородки существуют, но завалены пустой породой. Только на русском — десять новых романов ежедневно! Пока эти пролистаешь — уже и новые подоспеют. А новое всегда имеет фору. Кто же будет разгребать литературный хлам? И кто будет выводить в свет потенциальную живую книгу? Ну не должен, не должен Мастер, создатель нетленки, тратить годы жизни и 90%усилий на самопиар. Самопродвижение противно природе большинства творцов, это часто означает гибель таланта. Если бы Ильф и Петров тратили годы на продвижение «12 стульев», на то, чтобы стать топовыми блогерами и публичными персонами, ─ мы так и не увидели бы «Золотого телёнка».

И ещё проблема: большинство нынешних издателей, ориентированных на быстрые и лёгкие доходы, не способно открывать новые звёзды. Гораздо выгодней втюхивать неискушённому читателю одноразовые дутые бестселлеры. Должны появиться (да они уже есть — и тоже скрыты под завалами) живые издатели, издатели нового поколения. Не заевшиеся жуликоватые дяди, а дальновидные прагматики, умеющие использовать возможности интернет-сообществ, коллективных фильтров и рекомендательных сервисов типа Имхонет и Фейсбук. Издатели, дорожащие своей репутацией. Фанатики настоящих ценностей, с мощным охотничьим инстинктом: это я открыл звезду! Совсем другая профессия.

Главная задача издателей нового поколения — вовсе не превращать рукопись в книгу, сегодня это доступно почти любому. И не пытаться точно вычислить живую книгу — это почти невозможно. А фильтровать, отделять то, что не заслуживает быть напечатанным. И отбирать концентрат будущих чемпионов. Цифра всё стерпит, бумага — уже нет. Цены на бумажные книги у нас скоро будут, как на Западе. И все будут довольны. Автору — слава и деньги. Издателю — деньги плюс имидж. И читатель не разорится на десятках (за всю жизнь!) живых книг.

«И пусть никто не уйдёт обиженный»

Предварительные итоги

▪ Появление интернета и букридеров привело к зарождению нового вида литературного искусства — электронной книги. Ёе доступность порождает уход массовой литературы в цифру.

▪ Бумажная книга остаётся нишей для немногих живых книг. Это книги, к которым возвращаются неоднократно.

▪ Главной функцией издателей становится селекция, отбор того, что достойно бумажного воплощения.

▪ Все сочинители неизбежно делятся на две категории. Коммерческие авторы ориентируются на быстрый одноразовый успех, их территория — электронная книга. Авторы живых книг издаются в привычной бумажной форме, которая теперь становится уделом избранных.

Ещё в этой рубрике

uPages рекомендует