Выбор редакции

Популярное

Выбор читателей

Такие люди
Читать 5 минут

Дом картин

Вадим Гранитов
6 февраля 2017, 13:31
6 февраля 2017, 13:31

Тамбовские коллекционеры супруги Юрий и Екатерина Носковы — люди известные не только в регионе. Их частная картинная галерея, расположенная в красивом двухэтажном доме в Тамбове, где собраны работы художников и скульпторов разного времени, доступна для посещения широкой публике. О том, с чего началась коллекция, по каким критериям для нее выбираются произведения и сколько времени занимает это увлечение, мы побеседовали с Юрием Носковым.

Единственная частная картинная галерея в Тамбовской области открыта для всех желающих
Единственная частная картинная галерея в Тамбовской области открыта для всех желающих

— Юрий Николаевич, ваша галерея единственная в своем роде в области?

— Да, частных собраний, куда могут прийти посетители на Тамбовщине нет. Люди, которые собирают и коллекционируют картины, конечно, есть. Но никто из них никогда не выставляет свои домашние экспонаты на всеобщее обозрение и они известны только в узком кругу. Их больше интересует антиквариат, что называется «в чистом виде». Наша коллекция открыта для обзора всех, кому это интересно.

— C чего всё началось?

— Мы никогда не занимались живописью. Екатерина окончила строительный техникум, я — энергетический, мы работали по специальности, пока 90-е годы все не поменяли. Оставшись без работы, вынуждены были заняться торговлей — продавали книги и школьные учебники. И как-то случайно жена купила картину, которая ей понравилась. Купила «для души». Потом купили еще несколько картин и как-то постепенно собралась небольшая коллекция. В это же время мы в Тамбове стали строить дом. И решили сделать проект нашего жилища с тем расчетом, чтобы он был не только жилым домом, но и небольшой картинной галереей. В итоге, как видите, все получилось.

— Многие воспринимают увлечения, подобные вашим, исключительно через призму бизнеса. Галерея Носковых — это инвест-проект или все же просто увлечение?

— Это увлечение, которому мы посвящаем всё свободное время. Мы не продаем картины. Мы их только приобретаем. Назвать это инвестициями сложно. Справедливости ради, хочу заметить, что часть работ мы не покупали. Их нам подарили. В нашем собрании больше тысячи картин самых разных авторов: есть дорогие, если переводить их имена на денежную оценку, а есть и совсем неизвестные. Но все эти работы объединяет одно важное обстоятельство: они нам дороги своим содержанием, сюжетами и именами тех, кто их написал. Среди этих художников есть наши близкие друзья. Есть работы тех, кого уже нет рядом с нами. А память о них жива благодаря этим полотнам… Так что никаких бизнес-идей мы не преследуем. Это именно увлечение для души. Вот представьте себе, что кто-то собирает, например, марки или значки. Вряд ли такой человек задумывается о своей коллекции, как вложении денег и желании их сохранить или приумножить.

— В вашей галерее только современные авторы?

— Не только. В основном представлены работы художников периода пятидесятых годов прошлого века и по сегодняшнее время. Хотя есть и старые уникальные полотна. Например, «Портрет Агафьи» принадлежащий кисти Афанасия Надежина и его дочери Екатерины Надежиной. Он датирован 1860 годом.

«Портрет Агафьи», 1860 год
«Портрет Агафьи», 1860 год

Насколько я понимаю, это же очень редкий экспонат. Все работы Надежина погибли во время городского пожара в Козлове в 1865 году…

— Да. Сохранилась только одна картина — «Портрет Л.А.Путятиной», она хранится в Третьяковской галерее. А «Портрет Агафьи» мы приобрели у коллекционеров, он была в удручающем состоянии. Там видна была часть лица девушки, остальное всё в потёртостях, трещинах и осыпях красочного слоя. Мы купили её, показали Тамаре Ильиничне Вороновой, директору музея-усадьбы Герасимова в Мичуринске. Она и предположила, что это работа школы Надежина, одной из первых художественных школ города Козлова, и порекомендовала отреставрировать полотно в Москве в студии имени академика И. Э. Грабаря, которой их музей доверяет восстановление произведений А. М. Герасимова. С её рекомендациями мы там побывали и получили подтверждение её слов от столичных экспертов. Там же была проведена реставрация, которая длилась полтора года.

— Один известный российский галерист рассказывал, что в конце 1990-х он покупал работу Левитана за 100 тысяч долларов, в середине 2000-х продал его за 400 тысяч, сегодня её уже предлагают за миллион… Что для вас служит критерием отбора — цена полотна, ощущение перспективности имени автора или что-то ещё?

— Мы не участвуем в аукционах и не ставим своей целью вкладывать деньги в такие проекты. В нашем случае уж точно не цена определяющая. Мы стремимся открыть новые имена своих талантливых земляков и сохранить их для тех, кому это не безразлично. У нас в Черноземье достаточно интересных авторов, которые не особо известны широкому кругу. Наша цель — раскрытие местных талантов и популяризация искусства.

В галерее Носковых сегодня более 1000 полотен…
В галерее Носковых сегодня более 1000 полотен…

— Есть ли художники, которых открыли именно вы?

— Таких несколько. Ну, один из них — мичуринский художник Николай Карпецкий. Удивительный человек. Сын знаменитой цыганской певицы Тамары Степной, он с детства уже был одарен талантами: умел играть на гитаре, петь, танцевать. В 1956 году переехал в Тамбов, тут занялся живописью. Учился потом в пензенском художественном училище. В 1988 году у него даже была выставка в Москве — в театре «Ромэн». Работы Карпецкого заметил потомственный коллекционер Александр Шихман, который приобрёл несколько полотен для своей галереи в Оклахоме. Теперь они соседствуют там с работами Казимира Малевича и Василия Кандинского. Его картины есть и у нас.

— Приблизительная стоимость вашей коллекции?

— Никогда не подсчитывали. Галерея Носковых некоммерческий проект, а культурологический. Мы нередко дарим работы из нашего собрания своим друзьям и знакомым. И ничего не продаем.

Юрий Носков — арт-директор собственной картинной галереи в Тамбове
Юрий Носков — арт-директор собственной картинной галереи в Тамбове

— Как часто у себя вы принимаете экскурсии?

— Периодически таковые проходят. Бывают здесь и школьники, и студенты, и профессиональные живописцы, и просто люди творческие, напрямую не связанные с живописью, но небезразличные к искусству. Мы открыты для всех без исключения.

— Проводите ли вы выездные выставки?

— Да, в городах и селах Черноземья. Кстати говоря, в Мичуринске была выставка картины Надежиных, о которой мы говорили. Она так и называлась — «История одного восстановленного шедевра».

— На ваш взгляд, какие имена из вашей коллекции могут остаться в истории?

— Очень сложно предугадать. Но то, что часть авторов с годами может стать в один ряд с мировыми фамилиями, мы нисколько не сомневаемся. Например, Олег Ивашенцев или Александр Сорочкин…

Здесь, как в Эрмитаже, живет свой кот-сторож…
Здесь, как в Эрмитаже, живет свой кот-сторож…

— Наверняка, галерея отнимает много времени…

— Безусловно. Мы уже в отпуске не были лет двадцать (Смеется). Оставить наше хозяйство без внимания невозможно. Да и всё свое свободное время мы посвящаем своему увлечению, которое переросло в страсть. Мы даже издаем каталоги с работами из нашего собрания. Сейчас готовится к выпуску второй том, где будет представлено много молодых живописцев. С этим проектом нам помогли спонсоры. К счастью, традиционное для России меценатство не осталось в прошлом. Есть люди, которые поддерживают такие идеи.

— Как можно попасть к вам на экскурсию?

— Любой желающий может побывать у нас, предварительно позвонив по телефону 8−915−671−90−65. Вход бесплатный.

Ещё в этой рубрике

uPages рекомендует